Незабвенный день — тогда я впервые увидел «Титаник»

В 2003 году останки самого известного в мире лайнера вновь стали объектом внимания прославленного голливудского режиссера Джеймса Кэмерона. В этот раз к русско-американской команде примкнули три профессиональных технических дайвера и по совместительству организаторы экспедиций к «младшему брату» «Титаника» — «Британнику»- Кевин Гурр, Ли Бишоп и Карл Спенсер, которые внесли неоценимый вклад в изучение останков госпитального судна Его Величества. Спустя шесть лет опытный дайвер Карл Спенсер трагически погибнет в ходе погружения к «Британнику». Спуск в глубины Северной Атлантики на глубоководном аппарате «Мир 2» оставил массу положительных эмоций и незабываемых впечатлений, которыми поделился британский дайвер Кевин Гурр.

Кевин  Гурр  внутри  глубоководного  аппарата  «Мир-2»

Моя история начинается с обычного электронного письма со словами: «Хочешь погрузиться к «Титанику»?» Долго думать мне не пришлось – ответ очевиден.


Несколько месяцев назад мы втроём – Ли Бишоп, Карл Спенсер и я в номере отеля в Парк-Лейн планировали очередное погружение к «Британнику». О приглашении увидеть «Титаник» своими глазами мы тогда могли только грезить. Но без чудес наш свет не мил – электронная весточка стерла наши предыдущие планы. В середине июня наш коллектив уже сидел в креслах самолета, направляющегося в Сент-Джонс (Ньюфаундленд). Ещё с высоты птичьего полета я заметил научно-исследовательское судно – «Академик Мстислав Келдыш», тогда с небес мне оно казалось большим белом китом размером с айсберг, словно тот самый – смертоносный, погубивший «Титаник».

2003 Призраки Бездны - 'Титаник' (HD) 036

Научно-исследовательское судно «Академик Мстислав Келдыш» (2003 год)

Пришвартованное у причала судно готово в любой момент отравиться в суровые атлантические воды. Наступил, пожалуй, самый значимый день в моей жизни – «Келдыш» двинулся в путь. Наша исследовательская команда, состоящая из дайвинг-инструктора, технического инженера и пожарного, морально готовилась к спуску на 3800 метров в самую толщу Атлантического океана. Погружения будут осуществляться на подводных аппаратах «Мир», способных спускаться на глубину более 6500 метров! Безусловно, нас пригласили не для развлечения. Перед нами стояла цель – изучить части затонувшего «брата» «Британника», чтобы сопоставить с уже известными исследовательскими данными о госпитальном судне.

2003 Призраки Бездны - 'Титаник' (HD) 074

Русская команда ученых оставила самые положительные впечатления. Порой они возникали из ниоткуда, где-то в недрах «Келдыша» от нас «прятались» около 120 человек, поэтому мы ни разу не заметили одинаковых лиц. Русские всегда улыбались, были приветливыми, но по-английски почти не говорили. Порой языковой барьер приводил к комичным ситуациям. Перед заказом блюда, Ли несколько раз упорно тыкал пальцем в название, но его усилия не оправдались – ему принесло абсолютно другое блюдо. Каждый раз в сопровождении русских пилотов, нам приходилось молча погружаться, но общительный Карл пытался за 12 часов выучить азы русского языка. К большому сожалению его способностей хватило только на фразу: «Откуда просачивается вода?»

Карл Спенсер внутри «Мира-2»

Прошло два дня. Я спокойно отдыхал в каюте, как неожиданно по «Келдышу» прокатилась череда громких голосов с русскоязычной речью. Как оказалось, это была плановая перекличка. Судно застопорило ход, в это мгновение внутри меня что-то похолодело. Под нами могила прекрасного пассажирского лайнера, на месте гибели которого зеркальная гладь, покрытая туманной пеленой. Теперь нам предстояло ознакомиться с инструкцией, выслушать советы бывалых экспертов, а по окончании брифинга осмотреть технологический триумф – аппараты «Мир». Мне они показались настолько стесненными пространством, что внутри сферы едва ли поместимся мы и наши сухпайки. Как нам объяснили, теоретически, в случае непредвиденной ситуации группа, состоящая из трех человек, сможет продержаться внутри «Мира» не более 100 часов, на такое время рассчитан запас кислорода и поглотителя углекислого газа. Мы планировали семь часов уделить изучению «Титаника» на дне, а оставшиеся пять часов оставить для спуска и подъёма.

2003 Призраки Бездны - 'Титаник' (HD) 147

Последние приготовления. Пока наш «Мир-2» готовили к погружению, мы с Карлом в предвкушении скорой встречи с «Титаником» наблюдали за спуском в океан «Мир-1». Настала наша очередь. Радостные улыбки, крепкие рукопожатия и финальный инструктаж. Наш пилот спускаемого аппарата Евгений Черняев, хотя он просит называть его просто Женя, задраил люк – с этой минуты обратного пути нет.

В 10:13 утра 29 июня 2003 года «Мир-2» коснулся воды и началось самое невероятное погружение в нашей жизни. Скорость, с которой мы опускались на атлантическое дно, составляла порядка 100 метров в минуту. Когда аппарат достиг глубины 100 метров, солнечный свет померк. Спустя 40 минут мы находились в абсолютном мраке на глубине одного километра. Температура воды упала до +4,2°С. Сквозь акриловые стекла иллюминатора толщиной около 20 см, я наблюдал за фосфоресцирующим планктоном. Крошечные организмы вспыхивали словно ракеты. На глубине двух километров давление достигло 200 Бар, а температура воды упала до 3,1°С.

В 12:25 эхолот показывает, что до океанского грунта нам осталось примерно 100 метров. Уверенный Женя начинает корректировать траекторию спуска аппарата. С потолка сочится конденсированная влага, которая меня и коллегу слегка тревожила, поэтому мы периодически бросали взгляд на закрытый люк.

Window frames belonging to the Titanic. Rusticles are growing on either side of the window frames.

Наросты  rusticles,  из-за  обилия  и  наплыва  которых  от  прежних  очертаний  лайнера  ничего  не  осталось

В 12:29 перед нами открылись илистые просторы ровного грунта, «Мир-1» уже направлялся к обломкам «Титаника». Но нам повезло меньше – океанические течения почти на километр увели батискаф от места крушения. Непоколебимый Женя развернул «Мир-2» и мы двинулись в сторону затонувшего лайнера. Я и Карл буквально приклеились к иллюминаторам. Зависший над «Титаником» «Мир-1», освещал носовую часть. Я видел сотни затонувших судов, но невероятное феерическое шоу над «Титаником», устроенное специально для нас «Миром», я буду помнить до конца жизни. Пароход разделен надвое, а за 3-ей трубой — пустота, простирающая на 600 метров, до разрушенной кормы. Капитанского мостика больше не существует, осталось лишь одиноко стоящее основание штурвала.

Ванна  капитана  Смита  с  сохранившимися  трубами  и  вентилями  для  подачи  горячей  и  холодной  воды

«Титаник» заполнен колониями бактерий, медленно разъедающих его корпус. Поначалу свисающие ржавые «сосульки» принимали за остатки химического разложения, но научные эксперименты доказали обратное – это колонии железобактерий, которые способны даже вырабатывать энергию. Несколько часов мы кружили вокруг носовой части, после чего через поле обломков направились к корме. Океанский грунт усыпан предметами былой человеческой жизни: обувью, развитой посудой, кухонной утварью – их сохранность потрясает. От утонченных форм кормы ничего не осталось, единственные узнаваемые объекты – гигантские двигатели высотой с 4-этажное здание. «Мир» осторожно лавирует между машинами, а мы визуально фиксируем каждую деталь. Проникновение вглубь становится всё рискованнее, «Мир» цепляется за деформированную сталь и тогда мы меняем направление, не желая навсегда остаться с «Титаником» во вечном мраке и холоде.

324386

Двигатели  «Титаника»  высотой  с  4-этажный  дом

В 19:14 время на исследование останков гиганта подошло к концу. Мы начинаем подъём. Спустя девять часов, проведенных в дискомфорте и тесноте, ног я совершенно не чувствую. У Карла состояние ничем не лучше моего, его голодный вид заставляет пилота Женю устроить долгожданный ланч. Самый глубоководный ужин в нашей жизни. «Мир-1» не спеша двигался к поверхности, Женя выключил свет и оставил нас наедине со своими впечатлениями. В памяти моей фотокамеры больше тысячи снимков, если удачным окажется хоть один, я буду чрезмерно счастлив.

Поздним  вечером  «Миры»  возвращаются  на  борт  «Келдыша»

Спустя два с половиной часа мы уже дрейфуем на поверхности океана. Русские ребята пристегивают нас, наконец, мы оказываемся на палубе «Келдыша». Люк открывается, я вижу белый свет. А чтобы вы сказали после возвращения на поверхность? Как поприветствовали надводный мир? Думаю, это сравнимо с выходом на сцену, когда твой мир – это зрительный зал. Овации. Занавес.


Перевод: Татьяна Романова (https://vk.com/id280492192)

Автор: Kevin Gurr

Специально для «Историко-Исследовательского Сообщества «Титаника» (http://titanicsociety.ru/) и группы «Лайнер-Легенда Титаник» (https://vk.com/titanic_society)

При использовании материалов статьи, обязательно указание на источник.