«Титаник» Джеймса Кэмерона. Спецэффекты


Глава 9. Спецэффекты.


Актёры разъехались по домам на заслуженный отдых, но в маленьких мониторных работа кипела бешеная… Фильм был ещё далек от завершения, специалистам по визуальным эффектам предстояло воссоздать невоссоздаваемое, то, что даже Джиму Кэмерону было не под силу все 7 месяцев.

В этой главе я немного приоткрою «завесу тайны» труда закулисных работяг, которые корпели за мониторами сутками, создавая шедевральные кадры кинокартины Джеймса Кэмерона. Для этих ребят на протяжении нескольких месяцев царили «мозговой штурм» и поиски экономичных решений для «кадров на миллион», без малого.

cfBHHOBqGIo

W1U5s4ZOrow

13-tile

В сцене, в которой Джек и его друг Фабрицио выигрывают в покер билеты на «Титаник» у ирландских работяг, за окном не было порта – только зелёный экран. Вместо него позднее было размещено изображение модели корабля, созданное компанией 4ward с братьями Скотаками во главе. Сам корабль был даже не моделью, а плоским фотографическим изображением, вагоны и здания перед ним – макетами. Их невозможно отличить от полномасштабных декораций. Множество мелких деталей – дым, птицы в небе, люди на палубе – было нарисовано позднее, и иллюзия оказалась полной.


 

15-tile

Сцену отплытия сделали при помощи студии компьютерных спецэффектов Джеймса Кэмерона Digital Domain. Использовали 13,7-метровую модель «Титаника», и отдельно толпу провожающих, которые махали руками на автомобильной парковке на фоне зелёного экрана. Всё остальное было нарисовано: и вода, и дым, и пролетающие в воздухе птицы. Люди на палубе отплывающего «Титаника» – тоже компьютерная графика. Художники добавили сотни мелких деталей, чтобы сделать сцену отплытия величественного корабля запоминающейся и реалистичной.

21-tile1


 

VDEHK34sIeM

Немалого труда стоили великолепные панорамные съёмки «Титаника», плывущего по волнам Атлантического океана. За основу этих съёмок взяли кадры с кораблем Lane Victory времен Второй мировой войны, идущим полным ходом в открытом море – его сняли с вертолета. Потом движение камеры повторили в студии, точно таким же образом сняв неподвижную 13,7-метровую модель корабля на темном фоне, которую использовали при съемках сцены отплытия. Управляемая при помощи компьютера, студийная камера в точности повторила движение камеры, укреплённой на вертолете, с которого снимали Lane Victory. В результате достигли полного реализма – как если бы плывущий Титаник снимали с вертолёта.

41-tile1

2meANoqkE_Q

Десятки людей, которые хорошо видны на панорамном обзоре корабля стоящими у перил и прогуливающимися по палубам, добавлены при помощи компьютерной графики – их сняли каждого по отдельности на студии Digital Domain при помощи технологии motion capture, а потом их трёхмерные копии поместили на модель корабля.

Особенно дорого дался продолжительный панорамный обзор «Титаника» с Джеком и Фабрицио на носу.

xaGCzir4XfI

Джон Ландау, продюсер:

«Мы называли этот эпизод Кадром на миллион долларов. Не только потому, что он обошёлся примерно в такую сумму, но и потому, что для Джеймса он был едва ли не одним из самых важных кадров во всем фильме. Он показывал мощь, величие и красоту «Титаника» во всём великолепии. Это очень важно для всей истории – увидеть корабль при ярком свете дня во всех подробностях и поразиться тому, насколько он огромен, какой он величественный, сколько гордости и труда вложили в него создатели».

Джеймс Кэмерон:

«Если вы не оцените корабль, вы не оцените катастрофу. Зритель должен был понять, чем был «Титаник» до того, как стал символом несчастья и вошел в историю таким печальным образом. А кроме того, эта сцена еще и выражает характер Джека – свободолюбивого и отчаянного парня с нешуточными амбициями и большими планами на свою юную жизнь. Вот почему мне так нравится эта сцена».

Съемочной команде Кэмерон говорил: «Представьте, что мы снимаем рекламный ролик компании White Star Line».

Леонардо Ди Каприо и Дэнни Нуччи сняли на фоне зелёного экрана в студии Digital Domain, сымитировав освещение и ветер. «Я король мира!»

Потом совместили съёмки актёров с панорамной съёмкой неподвижной 13,7-метровой модели, снятой в студии при помощи управляемой компьютером камеры.

49-tile1

А на следующем этапе добавили реальную воду, изображение которой получили при съёмках Lane Victory, разнообразные фактуры на изначально бесцветной модели и множество деталей – фигуры людей, полученные при помощи motion capture, дым из труб, небо на заднем плане, пролетающих птиц… Это была огромная работа, но благодаря ей получился тот самый момент, который придает повествованию особый драматизм: до катастрофы четыре дня, но все выглядит так благополучно, что одна мысль о том, что «Титаник» вот-вот погибнет, кажется невероятной… Тем пронзительнее будет драма, которая развернется далее по сюжету.

D9V9af7fWY0

QU9hFdxyXa4

Как создавались эти кадры также покажет такое вот интересное видео:


FuxBnYkl2iM

OlPs6gCCd0U

bHXtp9_5e_Y

Джейми Диксон и его команда по визуальным эффектам:
«Мы работали над сценой, когда дельфины прыгают в волнах перед носом корабля после того, как он отправился из порта, называемой нами «Дельфиний дайвинг». Было отснято около полдюжины кадров или около того, начиная от простых съёмок вблизи и заканчивая панорамными кадрами с использованием цифровых дельфинов.
В одном из цифровых кадров мы создали дельфинов, плывущих таким образом, чтобы это выглядело так, будто они «ведут» корабль за собой. Мы разработали систему искажения элементов, используя цифровую воду, как бы соединяющую животных на одной платформе.
Один из кадров был заимствован из целого куска метража фильма «В осаде», где также дельфины прыгали в воде перед линкором. Нам нужно было заменить корабль на «Титаник», и также Джим хотел, чтобы дельфин в этом кадре прыгал дважды, а не один раз, как заявлено в исходнике. Поначалу мы беспокоились, что создавать расколы в воде от движения дельфинов будет сложно, но это оказалось куда проще, чем мы думали. Очевидно колебания воды сглаживают этот момент.
Ещё в одном кадре мы видим красиво прыгающих дельфинов, на самом деле в кадре только один дельфин, Джим называл его Lonely. Мы добавили ему на компьютере двух «друзей», используя те же приёмы искажения.
Конечно, как оказалось, дельфины, которых мы использовали для этой сцены, являются тихоокеанскими белобокими, и никак не могут сопровождать суда, идущие через Атлантику. Ну что ж…»


 

31-tile1

Для создания машинного отделения декораторы пошли на хитрость. Сцены с механизмами «Титаника» были частично сняты на корабле времен Второй мировой войны «Иеремия О’Брайен», чьи машины, как выяснилось в результате специально проведенного исследования, были точной копией механизмов «Титаника», но в три раза меньше. Декораторы сделали маленькие помосты и лестницы для того, чтобы двигатели выглядели больше – масштаб этих деталей был ровно один к трём. На этапе пост-продакшн на помосты добавили фигуры людей.

29-tile1

Работу механизмов сняли с двойным ускорением, чтобы при нормальном воспроизведении их движение было более медленным, и их масса казалась больше. После этого механизмы добавили на задний план в сцены с актерами, изображавшими членов экипажа, которые были сняты на фоне зелёного экрана.

35-tile1

Будучи совмещенными воедино, реальные актеры и уменьшенный втрое и снятый в замедленной съёмке реальный двигатель судна дали потрясающе натуралистичный эффект колоссальных механизмов, приводящих в движение океанский лайнер. Миниатюры постоянно сменялись реальными съёмками — в результате их невозможно отличить друг от друга, как и в других картинах Кэмерона.


 

5yoa4aZEjbc

mNQWuE1qP1o

При создании декорации котельной пошли на хитрость: ради экономии средств построили только половину котельной, разместив позади нее зеркало, отражение в котором играло роль оставшейся декорации. Длинный ряд паровых котлов – на самом деле иллюзия, с каждой стороны котлов не пять, а два с половиной, а отражения кочегаров в зеркале на заднем плане надежно скрыты клубами пара. Кстати, на съемочной площадке намеренно создали душную и жаркую атмосферу для полной аутентичности, так что пот здесь самый настоящий.


 

8isfgJzR0Xs pg49VinPcak Ur_Y23F2bQk

Джейми Диксон, супервайзер по визуальным эффектам, Hammerhead:

Кадры в сцене перехода камина от вида с экрана монитора подводной камеры в красочную реальность, были отсняты в соответствии настолько, насколько это было возможно, но если приглядеться, изображения, конечно, не идентичны. В этом эпизоде мы использовали так называемую технологию морфинга — ту самую, что использовал Майкл Джексон в своём клипе «Black or White». Эта технология позволяет выровнять идущие друг за другом кадры и как бы стереть резкие переходы. С помощью неё мы добились того эффекта, которого желал Кэмерон. Дополнительная придумка, которую мы добавили сюда — это «планктон». Эти яркие частицы создали более реалистичный переход от направленного на камин света к камере, находящейся в тени.


 

7-tile

Прежде чем снять момент, когда R.M.S. Titanic задевает огромный айсберг, который разрезает обшивку «непотопляемого» корабля по правому борту ниже ватерлинии, режиссёр фильма Джеймс Кэмерон и супервайзер в области цифровых визуальных спецэффектов в фильме Роб Легато уделили особое внимание и применили кропотливую тщательность к созданию эпизода.
Легато использовал уже похожую технику с блестящим успехом в фильме Аполлон-13 в эпизодах запуска космического корабля и в эпизодах, предшествующих аварии. Однако в «Титанике», некоторые детали были изменены, особенно в сцене сокрушительного столкновения судна с айсбергом.
Лишь осколки айсберга, разлетающиеся по палубе были для съёмочной группы легким вопросом, они были настоящие. Но это лишь редкая сцена, отснятая относительно легко. Желаемый эффект в эпизоде столкновения судна с айсбергом был достигнут благодаря использованию крупномасштабированной миниатюры айсберга, которая протаранивала свинцовую модель борта корабля на высокой скорости в настоящей воде.

«Мы меняли местоположение съёмки, таща за собой канат, который шел от двери, ведущий на съёмочную площадку, через блоки, затем подводился к подводной части модели айсберга и закреплялся на ней, — объясняет Легато – потому что иначе мы бы не смогли с достаточной силой и на достаточной скорости пронзить металлический корпус, который мы построили. Наши камеры с 35-мм кинопленкой, способные снимать со скоростью 48 кадров в секунду, были дополненны кашетированным форматом плёнки «Технископ», так как не выдерживали подводных съёмок».

Рассказывает оператор Эрик Нэш:

«В сцене, когда айсберг делает трещину в свинцовой обшивке корпуса, Джим захотел, чтобы зритель увидел расщепляющийся на куски лёд, разлетающийся в разные стороны. Мы работали над тем, чтобы воссоздать детально, как от айсберга, врезавшегося в корпус, отламывается кусок и отлетает в сторону. Поэтому перед тем как окончательно снять этот момент, нам приходилось маскировать трещины от предшествующих воссозданных разломов от столкновения. Наконец, так как мы снимали событие, произошедшее в реальности безлунной ночью, когда всё вокруг было погружено в беспроглядный мрак, нам пришлось прибегнуть к некоторой находке для съёмок – освещать такие сцены, чтобы зрительская аудитория смогла понять, что происходит. Сделать это максимально незаметно для зрителя, было тоже довольно трудно».


 

69-tile1

Катастрофа! По сценарию вода прорывается сквозь обшивку борта, и хлещет внутрь отсеков. Этот кадр был получен при помощи миниатюрного макета внутренней стороны борта корабля и тележки с укрепленным на ней соплом, шланг от которого тянулся к мощному водяному насосу. Эта тележка продвигалась вдоль борта снаружи, и вода под давлением пробивала себе путь насквозь.

Пришлось поэкспериментировать с прочностью материалов, из которых был изготовлен борт, и в конце концов у мастеров спецэффектов получился идеально натуралистичный кадр…

Вспоминает директор по визуальным эффектам Эрик Нэш:

«Конструкторы построили уменьшенную в 4 раза модель грузового отсека, которую мы должны были снять довольно оперативно на нашей съёмочной площадке, снимали ночью. Чтобы создать эффект водного напора, разрывающего отсек через повреждения в корпусе под высоким давлением, Марк Кнол взял 3 пожарных шланга и установил их в различных точках отсека, затем мы должны были сфокусировать всё так, чтобы вода попадала абсолютно точно в выбранные точки, а не хлестала вокруг. В действительности корпус Титаника был сделан из стальных пластин, в то время как наша копия была создана из мягкого свинца. Когда вода лилась через многочисленные отверстия в течение 10 секунд, врезаясь в стены миниатюрного грузового отсека, она разорвала стык в одном месте между свинцовыми пластинами, что значительно повредило наш макет».


 

75-tile

Ледяная вода прорывается в трюм, видно, как обшивка буквально продавливается вовнутрь… Очень важный и драматический момент. Роуз и Джек стоят на палубе и видят, как совсем рядом проплывает гигантский айсберг, куски от которого, откалываясь, падают на палубу совсем рядом с героями. Как добились такого эффекта – нельзя ведь предположить, что эта глыба настоящая? Конечно, нет! Вот как это было сделано: на декорацию сыпали настоящий лед, при этом камера двигалась при помощи электромоторов строго определенным образом, направленная на зелёный экран на заднем плане. Потом сняли маленькую модель айсберга, сделанную из монтажной пены, покрытой стекловолокном и воском, при помощи камеры с маленьким объективом, движущейся точно так же, как камера на палубе с героями. При этом модель подсвечивалась так, чтобы создать видимость света, падающего из иллюминаторов корабля. Будучи совмещенными воедино, съемки палубы и подсвеченного макета айсберга дали полный эффект присутствия. Осталось только добавить компьютерную анимацию, чтобы объединить искусственный айсберг и лёд, падающий на палубу. Реалистичность абсолютная.

71-tile1

Точно так же сделали следующий кадр, в котором борт корабля движется впритирку к айсбергу – сперва сняли, как герои смотрят за борт в непроглядную тьму…


 

12oHyceNI04

JiWO666KwHE

Сцена с затоплением котельной оказалась нелегкой в производстве – декорацию не приспособили для удаления воды, которую из поднятых на три метра больших резервуаров впускали на съемочную площадку. В результате вся эта вода оставалась в «котельной», и её уровень повышался с каждым дублем. Под конец вся съемочная группа ходила чуть ли не по шею в воде!


 

UiZ8tMlLhZs

Интересный факт: в сцене, где Томас Эндрюс подводит часы, стоя у камина в уже сильно наклонённом салоне первого класса, пол на самом деле был горизонтальным и декорация не наклонялась – слишком дорого было бы ради одного этого эпизода создавать реальный наклон. Вместо этого наклонили самого актёра Виктора Гарбера, сымитировали наклон виски в стакане на камине, и сам стакан сдернули на пол за ниточку. Наклонена была только камера, но этого оказалось вполне достаточно для иллюзии.


 

95-tile1

113-tile1

С борта корабля в воду прыгали люди. Проблема была в том, что резервуар, в котором находился макет, имел глубину не больше метра. Для прыжков с высоты требовалось больше пространства, так что специально для каскадёров сделали углубление вдоль всего борта – там глубина составляла шесть метров, которых было вполне достаточно для безопасных прыжков. Около полусотни каскадёров и примерно столько же манекенов падали с бортов Титаника во время съёмок сцен с прыжками – при этом каскадёрам, прыгнувшим в воду, нужно было немедленно отплывать подальше от борта, чтобы им на голову не свалился очередной трюкач или манекен. При одновременном присутствии на съёмочной площадке четырехсот человек (а именно столько статистов участвовало в массовке в финальной сцене) не так уж трудно упустить из виду, что с кем-то случился несчастный случай. К счастью, все ограничилось легкими ушибами, несмотря на то, что некоторые каскадёры прыгали в воду с высоты пятиэтажного дома.


 

97-tile1

99-tile1

101-tile1

103-tile

Особого упоминания заслуживает сцена с падающей трубой – гигантская многотонная конструкция обрушивается прямо на людей, плавающих в воде.

Джон Ландау, продюсер:

«У нас была 12-метровая труба в натуральную величину, переделанная из автомобильной цистерны – она падала в воду рядом с людьми, создавая волну. Но нам нужен был еще и общий план, на котором труба падает на людей».

Эта сцена была сделана при помощи миниатюры, изготовленной мастерами 4ward под управлением всё тех же братьев Скотаков. Модель была не такой уж миниатюрной – почти пять метров в высоту. С её помощью сняли эпизод, в котором камера смотрит вниз, и видны всплески на воде от рвущихся тросов – их получили при помощи детонационных шнуров, взрывавшихся в воде. В сцене, где труба падает прямо на Фабрицио, над ним на самом деле – пустое мексиканское небо, а кадр с падающей прямо на зрителя трубой был сделан на студии братьев Скотаков. Но когда всё смонтировали, получилось настолько реалистично, что не потребовалось ни малейшего вмешательства специалистов по компьютерной графике.

azjms-Flx6k

XcmuDk3IUjE


107-tile1

Замечательная по своей зрелищности сцена, в которой вода затопляет коридор, выбивая двери одну за другой, снята при помощи миниатюры на студии в Калифорнии, во многих сотнях километров от побережья Мексики. Это вовсе не настоящий коридор, как могло бы показаться, а его маленькая копия в масштабе 1/4, длиной около 8 метров. Вода подавалась из высоко поднятого резервуара по трубам в конец коридора, и по отдельности во все двери, мимо которых проезжала маленькая тележка с камерой, причём время было рассчитано таким образом, чтобы струя воды выбивала дверь прямо перед объективом. При помощи замедленной съемки удалось достигнуть абсолютно достоверной картины стремительного затопления коридора. Много труда ушло на то, чтобы сделать интерьер реалистично разрушающимися, но после пары дублей получилось идеально. Примечательно, что наклон камеры был получен на этапе монтажа – именно он придает всей сцене еще большую естественность. Это была личная идея Кэмерона, инстинктивно чувствовавшего, чего именно не хватает видеоряду.


 

Как я писала ранее, финальная сцена погружающейся вертикальной кормы лайнера в воду была продуктом работы нескольких команд – как крупномасштабной модели кормы корабля с реальными каскадёрами и актёрами на борту, так и с помощью моделей и компьютерной графики. Что же осталось за кадром рассказывает Роб Легато (главный по спецэффектам в фильме:

«Последовательность кадров, в которых корма с гигантскими винтами поднимается над водой, нависая над спасательными шлюпками, барахтающимися в воде людьми, была прозвана среди съёмочной группы как «Каблук Бога».

Всё съёмки проводились в специально отведённом для эпизодов крушения карьере, наполненном водой, построенном близ Palmdale in Actin, штат Калифорния. Нам было нужно место, где мы смогли бы использовать большие водные эффекты с чистым горизонтом, ночью, без городских огней. В недрах Digital Domain была построена копия кормовой части корабля в масштабе 1:8 (около 30 м), и небольшая часть палубы кормы на стороне разлома. Мы также имели отдельную часть кормы, 13-ти метровая модель, которая в сцене, когда кормовая часть корабля начинает стремительно подниматься относительно носовой, снималась при помощи оборудования, контролировавшего движение модели. Потому что нам необходимо было снять этот момент с разных углов обзора. Пока модель поднималась в воздух, мы должны были быстро отснять пространство с подпорками, снимали с большой скоростью, около 60-72 кадров в секунду, это и было фоном для шлюпок, которые гребли неподалеку, и плывущих людей вблизи корабля. Как только освещение на корабле пропадает, в ход была пущена другая, 44-метровая модель. Благодаря темноте сцены, Дональд Пеннингтон смогла сделать эту миниатюру менее детализированной. Кроме того, она изначально была лишена внутреннего освещения, что также облегчило работу студии.

129-tile1
Крупные планы разлома корпуса были сделаны с использованием масштабированных частей кормы, помещённых в наш карьер, и потребовали большой практической инициативы от команды Марка Кнолла. Ребятам Марка пришлось поддерживать 1/8 масштабированную корму позади точки разлома при помощи специального крана под углом 45 градусов, а затем отпускать её. Она ломалась на две части и с огромным всплеском падала на воду. Мы снимали это событие в реальном времени с помощью новой быстро перемещающейся, высокоскоростной управляемой установки, разработанной Эриком Нэшем, которую мы разместили рядом с нашим большим бассейном. Если мы хотели передвинуть камеру на одном из кадров, это нужно было делать очень быстро, иначе возникали трудности с масштабированием воды вокруг. По этой причине и была создана эта конструкция. Поскольку сцену необходимо было снять с различных углов обзора, процесс «поломки» Титаника повторялся ещё два раза. На ремонт места разлома, его закраску, а также привод механизмов крана в исходное состояние уходил целый день. Мы заселяли миниатюрную палубу воссозданными на компьютере людьми. Вместо той части судна, что не была построена, нам пришлось «наложить» горизонт и зарева звезд на основной видеоряд.
Соединить эти отдельные кадры вместе — был один из наиболее опасных трюков. Представьте, актёр живого кадра на переднем плане лежит распластанный на палубе, но как только мы достигаем кадров с отснятой миниатюрой, мы трансформируем его в СG каскадера, затем накладываем воссозданных на компьютере людей на миниатюре и погружаем их в цифровую воду. Во время съёмок последних эпизодов крушения корабля в каждом кадре студией Digital Domain были использованы более 100 цифровых дублёров, имевшие свой собственный «срок службы», по истечению которого, скребя ногами по палубе, они скатывались в воду».

Сцена разлома лайнера в фильме.

За кулисами её создания.


z_5151c620

«Главное наше достижение в компьютерных съёмках — это люди».

Использование киносъёмки для воссоздания индивидуального движения объекта или персонажа в компьютере, равно как и для передачи мимики и пластики актёра, уже широко распространённый приём, однако никогда прежде не объединялись два этих приёма: кадры, запечатлевшие безжизненную модель корабля, не только пришли в движение на экране компьютера, но и оказались населёнными крошечными компьютерными копиями пассажиров (включая и главных действующих лиц). В скудном свете, освещающем палубу, облачённые в чёрные трико с круглыми метками датчиков, исполнители напоминают чёрные пинг-понговые шарики; камеры с инфракрасными лучами фиксируют малейшее движение тел: подъём по трапу или прощальный взмах руки, драка за место в шлюпке на стремительно тонущем корабле или детские игры на лестнице. Малейший нюанс движения попадает в безграничное пространство виртуальной памяти компьютера, чтобы потом вдохнуть жизнь в графические изображения — вольная вариация темы Франкенштейна.

Бернд Энджерер, цифровой аниматор «Титаника», Digital Domain, рассказывает о съёмках:

«Я собрал и создал отдельные сцены с «цифровыми» пассажирами, используя технику захвата движения. Эти отдельные сцены были затем использованы для заполнения палубы судна. Я также рисовал и анимировал «цифровых» пассажиров падающих, скользящих, летящих с наклонённого «Титаника», а также пассажиров прыгающих с корабля. Эти анимации были более точечными и конкретными относительно «географии» палуб. Я также анимировал некоторых героев основного сюжета, сползающих с палубы. В финальных эпизодах тонущего лайнера я также воссоздал пассажиров, висящих на перилах и прыгающих в воду, или тех, кого поглощали волны воронки. Наконец, я создал набор общих цифровых кадров со шлюпками, заполненными пассажирами, как люди в них гребли, оглядываясь назад, держа своих детей и др.
Для анимации пассажиров мы использовали программу Softimage, в то время наиболее передовую в цифровой графике. Для захвата движения мы в основном использовали проводную магнитную систему, то есть датчики движения, прикреплённые к исполнителю, передавали данные на компьютер по кабелю. Оптические системы того времени очень неточно воспроизводили данные. Кабели, конечно, ограничивали диапазон движения для исполнителей (по сравнению с сегодняшними объёмами захвата).
Фактические данные захвата движения требуют много очистки. Датчики давали не совсем точную информацию, частота дискретизации была очень низкой, кабели добавляли лишний шум, и в целом вся технология была только в начале своего развития. Аниматоры проводили много времени за очисткой кривых, сглаживанием движения, и изобретали некоторые сцены вручную, складывая всё вместе. Это был очень сложный процесс. Кроме того, нам приходилась порой даже захватывать движения отдельных частей тел актёров, а затем накладывать их вместе на наших установках в Softimage. Мы просто не могли захватить всё это в один проход. Поскольку объём захвата был очень мал, даже создание простых на первый взгляд кадров с людьми, гуляющими по палубе, было пошаговым, мы сшивали их отдельно, а некоторые затем повторяли, но чтобы это не бросалось в глаза, снова останавливали, фиксировали и создавали по новой.
Самой большой проблемой в создании «компьютерных» пассажиров, конечно, было добиться требуемого фотореализма, которого действительно было нелегко достичь в середине 90-х. Я не уверен, что «Титаник» — это первый фильм, работавший в этом направлении, но безусловно, он был одним из первых. Сегодняшние фундаментальные основы компьютерной графики, которые знает каждый аниматор, такие как умение воссоздавать анатомически правильные точки поворота скелета и туловища, точные деформации кожи и мышц, особенно плеч и шеи, и моделировать ткани для костюмов, — всё это только изобреталось в те годы. Тогда мы не могли детально воссоздавать ткани одежды, её складки и естественные изгибы, приходилось «оживлять» куртки, шляпы и юбки, с помощью движения цифровых «суставов». Таким образом, каждый аспект создания фотореалистичных, убедительных пассажиров был трудным и «инновационным» процессом. К концу проекта у нас уже были основы для идеи создания тканей и прочих тонкостей, мы учились захватывать движения похожими, но усовершенствованными установками, создали ряд современных аналогов программ и получили много опыта.»

1-tile

Гибель Титана… Страшная сцена с исчезающим в морской пучине «Титаником» обретает смысл вселенской трагедии, когда мастера по спецэффектам населяют судно компьютерными фигурками: пассажиры хватаются за поручни, скатываются с палубы. В сценарии Кэмерон сравнил чудовищную махину вздыбившейся кормы с «карающей дланью Господней».


О создании сцены спешащей в рассветном зареве на помощь потерпевшим крушение «Карпатии» рассказывает Крейг Баррон, специалист по визуальным эффектам:

«»Карпатия» была нарисована масляными красками на куске мазонита размером 4Х2 фута. Мы сфотографировали картину, перенесли её на компьютер и собрали в кадр вместе с новым небом, айсбергами на горизонте и шлюпками, плавающими неподалеку, которые Digital Domain предоставили нам как элементы техники с «зелёным экраном».
В то время мы работали совместно с компанией Wavefront Composer, мы наслаждались возможностью использовать видеоформат Cineon, передающий компьютерные изображения на плёнку. Он обеспечивал высокое качество изображений и поддерживал глубину цвета 10 бит/канал. При использовании файлов Cineon совместно с системой Сineon Digital Film System вывод изображений на плёнку происходит без каких-либо потерь качества.
Крис Хорват, который стал одним из тех, кто положил начало целой индустрии в области визуальных эффектов, работал тогда с нами, будучи одним из первых специалистов в области композинга.
Я помню как мы показали нашу работу над сценами с «Карпатией» Джиму, и он указал нам на некоторые моменты, требующие корректировки, довольно тонкие и скрытые детали, связанные, например, с цветом, дал нам советы по поводу воссоздания картины. Мы не привыкли слушать такое от режиссёров фильма, потому что обычно этим занимаются лишь специалисты в данной области. Он давал нам рекомендации наподобие: «Сделайте уровень наполнения айсбергов более голубым и измените градации неба, сделайте на 1/3 темнее на горизонте, чтобы выделить айсберги» и так далее. И, конечно, мы сделали то, что он хотел, не было такого, чтобы мы с ним не согласились — он был абсолютно прав. Джим объяснил нам позже, что он был ещё и художником, и мы сами убедились, что впечатляющим он был не только в кино».

11

Скан картины с изображением «Карпатии», нарисованной специально для фильма «Титаник».

12

Изначальное изображение сцены прибытия шлюпок к «Карпатии».

13

Окончательный вариант сцены, воссозданный на компьютере.

14

Один из создателей сцены, Крис Эванс.


145-tile1

Из воспоминаний Майкла Канфера (супервайзера по цифровому компоузингу в фильме):

«Мой любимый эпизод во всём фильме, который, кстати, был мастерски собран Кэри Вильегасом (ныне хорошо известным супервайзером компании VFX), — это финал фильма, и по сей день вызывающий у меня мурашки по коже каждый раз, когда я вижу его! Я не могу так запомнить ни одного кадра за всю мою карьеру, но только не это действо, когда всё начинается с кадра с пожилой Роуз, мирно спящей в постели, плавно переходит к полёту по океанскому дну, где мы видим миниатюру останков Титаника издалека, как бы окунаем голову в одно из окон палубы и затем несёмся вдоль неё, и палуба превращается на наших глазах в совершенно нетронутую, времён 1912-го, далее наше путешествие приближается к дверям бального зала, а затем мы поднимаемся вверх по лестнице, чтобы увидеть поцелуй Джека и Роуз, взор наш падает на огромный купол, который тут же исчезает во мраке. Это один из самых изумительных и ярчайших, соединенных с помощью компоузинга анимированных морфинг-кадров, когда-либо создававшихся в кинематографе. И всё это — сочетание работы многих специалистов: режиссура Джима Кэмерона, дизайн кадров и режиссёрская работа Роба Легато, безупречный контроль движения Эрика Нэша и сказочное операторское мастерство Джимми Муро. Кэри достаточно было собрать всё это, взять домой и обработать данный материал в шедевр».

В 1998 году «Титаник» получил «Оскар» за лучшие визуальные эффекты.

Окончание эпичной истории создании фильма читайте в заключительной главе «Титаник» Джеймса Кэмерона. Финальная битва и триумф.

(Оглавление)


«Титаник — Самый лучший фильм» специально для «Историко-Исследовательского Сообщества Титаника»